Социология: методическая помощь студентам и аспирантам

А.Н. Кочергин. Социальная мимикрия и государственное управление в современной России

PDF Печать E-mail
Добавил(а) Социология   
06.05.13 14:33

 

Социальная мимикрия и государственное управление в современной России

А.Н. Кочергин

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

«Когда государство управляется согласно

с разумом, постыдны бедность и нужда;

когда государство не управляется согласно

разуму, то постыдны богатства и почести»

(Конфуций).

 

Существующие обстоятельства и принимаемые в связи с ними управленческие решения всегда были сущностью жизни государства. Утрата функции управления или неверные управленческие решения приводят социальные системы к разрушению. Но если раньше негативные последствия неудачных управленческих решений имели локальный или региональный характер, то, начиная с ХХ в., ситуация принципиально изменилась – последствия таких решений могут иметь глобальный характер. Мир принципиально изменился: он стал взаимосвязанным, взаимозависимым, быстро развивающимся, непредсказуемым в своем развитии и подверженным большим рискам, а потому опасным. Прежде чем изменять такой мир, его надобно понять. Когда управленческие решения принимаются вне рамок его понимания, негативные (и даже катастрофические) последствия становятся неизбежными. Современные глобальные проблемы не имеют аналога в истории, поэтому опыта их решения нет. Традиционные же способы их решения выявили свою ограниченность и даже опасность, в то время как во взаимозависимом мире любая точка социального пространства может послужить катализатором гибельных глобальных процессов (от военных до техногенных). Все это чрезвычайно актуализирует проблематику оптимизации государственного управления.

Радикальные изменения, происходящие в мире и российском обществе, столь масштабны и динамичны, что их осмысление является необходимым условием выработки стратегии национальной безопасности России, определяющей содержание государственного управления в важнейших сферах жизни общества. Сложность анализа происходящего заключается в необходимости увязки внутренних проблем модернизации России с изменениями в мире, произошедшими вследствие утраты Россией своего прежнего положения, а именно – роли одного из полюсов в мировой расстановке сил, а также с глобальными цивилизационными сдвигами, характерными для нашего времени. Характер современных социальных процессов, развертывающихся на фоне чрезвычайного углубления, усложнения и обострения социальных отношений, дает основание для предположений о том, что нынешний век будет веком грядущего геополитического передела мира. Судьба России в этом переделе будет определяться ее успехами в деле модернизации страны и эффективностью государственного управления. Глобализация и внутренние проблемы современной России обусловливают судьбоносный характер проблемы приспособления системы государственного управления к современным реалиям.

Глобализация предопределяет сложность проблем, с которыми встретилось человечество. Проблемы локального и регионального характера во многих случаях приходится решать во взаимоувязывании с проблемами глобальными. Выживание цивилизации и ее перевод на рельсы устойчивого развития предполагает выработку и принятие всеми людьми и странами в качестве обязательных таких норм, которые обеспечивают продвижение в этом направлении. Но разнообразие культур в современном мире столь велико, что делает трудно разрешимыми существующие противоречия. Вспышки национализма и невозможность решать проблемы национальной независимости рождают фундаментализм и ксенофобию.

Вмешательство человека в природные и социальные процессы, связанные с неопределенностью, приводит к возрастанию фактора риска. Неопределенность выступает следствием случайности, наличия противоположных тенденций в развитии, недостаточности достоверной информации об объекте управления и условиях принятия управленческих решений, проявления субъективного фактора и т.д. Поскольку в принятии решений определенное место занимает и интуиция, то это выступает дополнительным фактором неопределенности и риска в ситуации принятия управленческих решений. Характер неопределенностей при этом может быть различным. Неопределенности могут возникать под действием факторов, подчиняющихся как известным, так и не известным закономерностям. Они могут быть как объективными, так и зависящими от действий других субъектов (дружественных или недружественных). Все это приходится учитывать в принятии управленческих решений. Традиционные технологии управления основывались на сложившемся в данный момент положения дел. Сейчас же резко актуализируется необходимость учета положения дел, которое будет складываться в будущем в результате принятых управленческих решений. Поэтому необходим учет цены, которую придется в будущем (близком и отдаленном) заплатить за принимаемое управленческое решение. Важно также иметь в виду, что выбор того или иного управленческого решения определяется не только прошлым и настоящим, но и будущим, которое всегда открыто и неопределенно. Это еще более увеличивает риск в принятии управленческих решений. Поскольку избежать риска в принятии управленческих решений невозможно, на первый план выдвигаются требования минимизации возможных негативных последствий подобных решений и рациональности обоснования меры допустимости риска. Если учесть при этом сложность глобального контекста принимаемых решений, то становится ясной и мера ответственности за принятие управленческих решений.

Втягивание России в глобальное информационное общество ставит ее перед необходимостью принятия важных (даже судьбоносных) управленческих решений, предполагающих точный расчет их последствий: если активное вступление, то на каких условиях и какой ценой; если воздержание от активного участия в нем, то какова будет цена за изоляционизм? Основанием решения по данным вопросам могут быть только интересы страны, а не отдельных олигархических групп, ибо, в конечном счете, речь идет о сохранении страны. Активное включение в процесс глобализации обещает доступ к передовым технологиям, информации, что для России весьма важно. Однако и угрозы, идущие от включения в это общество, немалые, связанные с возможной утратой идентичности. Как показывает опыт протекания процесса глобализации, выгоду от этого получают развитые, системно-организованные страны. Является сейчас Россия такой системно-организованной страной? Многочисленные эксперты указывают на крайнюю системную дезорганизованность России, проявляющуюся, прежде всего, в неэффективном государственном управлении. Государство не выступает четко выраженной системой управления, оно пока не способно выработать стратегию развития страны, понимаемую и принимаемую большинством населения. Отсутствует даже четкая формулировка цели, определяющей развитие страны, и средств ее реализации. Это порождает хаос в социально-политической сфере: нет четко оформленных политических партий, пассивность и дезорганизованность граждан, фактическое нарушение норм Конституции, провозглашающих Россию как социальное и светское государство. Для реализации стратегии выживания и устойчивого развития России необходимо ее главное условие: Россия должна представлять собой системно-организованную страну, способную противостоять главной угрозе со стороны глобализации – возможность утраты своей культурной идентичности, т.е. стать в полном смысле стратегическим субъектом мировой политики, объединяющим во имя единой цели усилия всех составляющих данной системы.

Отсутствие внятной концепции государственного управления сказалось и на доктрине национальной безопасности. Официальная концепция национальной безопасности исходит из того, что главные угрозы в практически обозримом будущем будут иметь преимущественно внутренний характер. Однако наивно пренебрегать внешними угрозами. Геополитическая обстановка на планете в ХХI в. будет определяться борьбой за энергетические и сырьевые источники, поскольку именно на этих составляющих базируется жизнь цивилизации. И эта борьба обещает быть весьма жесткой, ибо речь будет идти о возможности стран уцелеть на географической карте планеты. Как известно, бороться с опасностью можно, если она не только своевременно распознана, но и имеется план и средства противодействия ей. Безопасность России можно понять только в контексте глобализации – безопасность любого народа определяется безопасностью и состоянием мира в целом. Поэтому базовыми понятиями безопасности должны считаться не абстрактные «общество», «государство», «личность», а конкретные территории, население, природные ресурсы, духовные ценности, исторически сложившийся уклад жизни. Россия же пока не имеет ни четко выстроенных координат своего развития, ни определенного вектора развития, что и выражается в отсутствии четких представлений о том, какова национальная идея, какое общество мы строим. Иначе говоря, России еще предстоит во имя собственного выживания стать стратегическим субъектом, способным объединить во имя единой цели все слои общества и принимать соответствующие управленческие решения.

Одним из наиболее сложных управленческих решений будет касаться экологической ситуации. Ясно, что общество может развиваться в той мере, в какой это могут позволить возможности природы. Эпоха чисто потребительского отношения к природе закончилась, поэтому необходимо осознать, что выживание человечества обусловлено изменением характера его отношения к природе. Техногенное влияние на среду обитания подошло к критической черте. Процесс использования природных ресурсов, связанный с удовлетворением потребностей общества, приобрел противоречивый характер. С одной стороны, этот процесс ведет к накоплению общественного богатства и улучшению материальных условий жизни людей, с другой – к истощению природных ресурсов, возникновению экологического кризиса и, следовательно, к ухудшению условий жизни общества. Это противоречие проявляет себя в острой форме в условиях нерационального природопользования. Отсюда следует, что удовлетворение общественных потребностей не должно осуществляться за счет разрушения природы. Более того, перспективные интересы общества в отношении природы должны быть поставлены выше интересов непосредственной сиюминутной выгоды, поскольку человечество может развиваться лишь в нормальной природной среде. Противоречивость сложившейся ситуации заключается в том, что управление национальной политикой в сфере природопользования должно увязываться с глобальным экологическим контекстом. Восстановление выведенной из нормального состояния природы требует больших затрат. В условиях небогатого государственного бюджета и бедности основной части населения статья, предусматривающая расходы на охрану природы, не будет приоритетной, что будет вести к дальнейшему ухудшению экологической обстановки. Собственник, работающий на рынок, заинтересован, в первую очередь, в снижении себестоимости выпускаемой продукции, чтобы обеспечить ее конкурентноспособность на рынке. Поэтому он не заинтересован в непроизводительных затратах (каковыми для него будут являться затраты на охрану природы). В этих условиях управлять защитой природы может только государство, которому предстоит определить оптимальную для каждого момента времени меру соответствия затрат на охрану природы с другими затратами. Но все это – лишь внутренняя сторона дела. В условиях глобализации придется находить меру соответствия затрат на экологию с экологической ситуацией в глобальном масштабе. Вложение средств в защиту природы понижает конкурентноспособность отечественной продукции на мировом рынке, что, естественно, снижает мощь страны, ослабляет ее безопасность перед геополитическими реалиями, особенно если другие страны будут уделять преимущественное внимание не защите среды обитания, а наращиванию технического и военного потенциала (например, достижения современного Китая в области технического и промышленного развития во многом объясняются значительным ослаблением требований к защите природы). Решения в области государственного управления этой сферой могут быть сформулированы и приняты обществом лишь в рамках глобальной стратегической установки, отсутствие которой деятельность государственных органов по защите природы делает хаотической, непродуманной и неэффективной (хотя известно, что затраты на восстановление природы значительно превышают затраты на предупреждение ее загрязнения). О мудрости государственного управления в этой сфере пока приходится лишь мечтать. Организация государственного управления процессом экологической стабилизации в сочетании с внутренними и внешними проблемами потребует и политической воли, и всестороннего научного анализа, и учета сложившихся внутренних и внешних обстоятельств.

От эффективности государственного управления в решающей степени зависит национальная безопасность. Пока государство в лице своих органов не смогло (или не захотело?) приостановить бегство капиталов из страны с целью их инвестирования в экономику и другие сферы. Национальная безопасность проявляется, прежде всего, именно в умении организовывать свои действия в соответствии со стратегической целью. Основой национальной безопасности всегда была духовная безопасность. Глобализация как процесс новой структурной дифференциации мира представляет собой не столько взаимодействие цивилизаций, сколько воздействие одних на другие, совершаемые с помощью экономических, финансовых, рыночных, военных механизмов, технотронных средств и экспансии массовой культуры. Цивилизационная идентичность, обеспечивающая реальное единство общества и преемственность поколений в пространстве и времени, поддерживалась культурной традицией (системой сдержек, табу, морали и нравов цивилизации). Ее сохранение возможно лишь в развитом гражданском обществе, обеспечивающем создание соответствующей правовой сферы. Разрушение культурного фундамента любой страны неизбежно означает утрату ею своей национальной идентичности. Эта традиция – последний рубеж на пути утраты идентичности страны. Именно на ее сохранение должна быть направлена деятельность государства, если оно хочет сохранить свою самостоятельность. Однако то, что происходит в сфере культуры страны, дает много свидетельств об устранении государства из управления этой важнейшей сферой жизни страны, своего рода ее социального генофонда. Противоречивость процесса глобализации проявляется в том, что стремление к унификации стандартов, предполагающей видение мира как некоторой однородной целостности, наталкивается на существование различных культур, имплицитно придающих миру негомонизированный характер. Каким образом будет разрешено это противоречие – зависит от степени развитости гражданского общества. В этой связи встает вопрос о том, на какую форму демократии должно ориентировать общество органы государственного управления в этой сфере – форму, исходящую из представления о глобальном обществе как гомогенном, навязывающем всему миру общие стандарты, или форму, исходящую из признания необходимости существования различных культур в рамках цивилизационного единства. Речь, стало быть, идет о предпочтительности той или иной формы демократии. При этом критерием выбора может быть лишь обеспечение наибольших возможностей для выживания и устойчивого развития цивилизации. Отечественные средства массовой коммуникации работают, в подавляющем большинстве, в режиме первой формы, навязывая традиционно евразийскому по своему характеру обществу западную массовую культуру.

Представляется, что основой подобной политики в области культуры является концепция прав человека в ее ультралиберальной трактовке, отдающей предпочтение правам и свободам индивида. Но это противоречит одному из основополагающих принципов гражданского общества – принципу отрицания абсолютной свободы индивида. Вопрос стоит так: что предпочтительнее для выживания и устойчивого развития цивилизации – интересы индивида или интересы вида? Предпочтение прав индивида означает, образно говоря, утверждение права любого делать, что ему заблагорассудится из соображений желания или одному ему понятной необходимости. Когда реализация интересов индивида рассматривается как главный показатель его свободы, а сознание индивида не обременено не только чувством ответственности за проявление своих эгоистических устремлений, но и регулятивными нормами общества, исход подобной установки для человечества не выглядит обнадеживающим. Следовательно, возникает необходимость акцентуации такого признака гражданского общества, как отрицание абсолютной свободы индивида, что означает использование в необходимых случаях принуждения для проведения в жизнь норм, обеспечивающих целостность общества. В идеале развитие «сущностных сил» человека должно исключать принуждение. Но каждая историческая эпоха имеет свою меру возможностей реализации этого идеала. История свидетельствует, что принуждение в обществе было всегда. Возникновение культуры означало наложение запретов на формы поведения людей, угрожающие целостности общества, т.е. интенцию к подчинению индивидуальных интересов общественным. Природа человека несовершенна, формы девиантного поведения существовали всегда и, увы, не обнаруживают тенденции к своему уменьшению. В условиях взаимозависимого глобального мира последствия девиантного поведения могут иметь также глобальный характер. Поэтому важно признать, что гражданское общество на современном этапе своего развития не может отказываться в государственном управлении от принуждения как фактора, обеспечивающего целостность и устойчивость общества. Государственное управление в современных условиях должно ориентироваться именно на обеспечение целостности и устойчивости общества.

Несомненно, что принуждение есть акт насильственный. Но этот акт может быть правовым и неправовым. В любом случае принуждение ограничивает свободу индивида. Правовое принуждение направлено на соблюдение законов. Понятно, что принуждение стесняет внешнюю свободу индивида, но это есть неизбежная плата общества за нормальность своего существования. Право в жизнь проводит государство с помощью своих органов управления. Если бы не было государства, право было бы бессильно. А если бы не было права, то государство не имело бы смысла своего существования. Право, таким образом, содержит в себе с необходимостью элемент принуждения. По мнению В.С. Соловьева, право есть первая ступень нравственности, поскольку обязывает соблюдать нормы закона, направленного на исключение деяний, угрожающих обществу: «Нравственный инстинкт требует, чтобы люди свободно совершенствовались; для этого необходимо существование общества, но общество не может существовать, если всякому желающему предоставляется беспрепятственно убивать и калечить своих ближних; следовательно, принудительный закон, действительно не допускающий злую волю до таких крайних проявлений, разрушающих общество, есть необходимое условие нравственного совершенствования и в этом качестве требуется самим нравственным началом, хотя и не есть его прямое выражение» [1, с 111].

Суть проблемы в том, как уменьшить долю принуждения в организации общества. Человечество испытывает «духовное обмеление» (Й. Хейзинга). Современное общественное устройство полно внушающих опасения симптомов, которые можно было бы суммировать как «ослабление способности суждения» [3]. Человечество иногда напоминает пассажиров автомобиля, на бешеной скорости приближающегося к пропасти, но озабоченного при этом не сменой курса движения, а проблемами совершенствования дизайна кабины. Осуществление принципа свободы личности возможно ровно в той мере, которая не угрожает обществу гибелью. А это, в свою очередь, предполагает наличие демократических структур, которые способны организовать продуктивный диалог культур и выработку необходимого консенсуса. «Подобно тому, как демократические институты покоятся на здоровом гражданском обществе, гражданское общество, в свою очередь, имеет предшественников и предпосылки на уровне культуры» [2, с. 1-2]. Гражданское общество как выразитель частных прав и интересов в условиях глобализации вектором своего развития должно иметь гармонию частных и общественных интересов. Человек может жить лишь в обществе. Глобализирующееся общество в этой гармонии частных и общественных интересов требует смещения акцента с абсолютной свободы индивидов на их ответственность перед обществом. Гражданское общество в условиях глобализации и призвано улавливать в каждый момент своего развития меру соответствия частных и общественных интересов. И чем выше культура общества, тем больше ответственность каждого человека перед обществом. Для государственного управления это должно быть основным принципом его деятельности.

Исторически Россия формировалась как цивилизация с нечетко отрефлексированными структурами и ценностными ориентациями, что во многом определялось наличием и специфическим переплетением разных культур, религиозных верований, отсутствием постоянной и четко организованной связи между ее регионами. В этих условиях роль «скрепов» государства, удерживающих его от действия центробежных сил, играло государство, формировавшее свою идеологию. При отсутствии четкой цивилизационной организованности формирование объединяющей национальной идеи может мыслиться лишь при наличии государства, способного выработать эти «скрепы». При этом власть не должна быть «опричной», т.е. отделенной от народа. Когда представитель власти назначается сверху, а не избирается, то он становится ответственным не перед избирателями, а перед тем, кто его назначил. Отсюда становятся понятными акции государственного управления, идущие вразрез с законом, та «неправедная праведность» (Т. Манн), когда Конституция объявляет страну государством социальным, а государственное управление нередко не согласуется с этим. Подобные акции отнюдь не способствуют формированию объединяющей национальной идеи – Россия всегда была очень чувствительной к идее социальной справедливости. Радикальные изменения в жизни общества оказались во многом не соответствующими интересам большинства населения страны, что привело институты государственного управления в состояние, не позволяющее оперативно реагировать на вызовы со стороны быстро развивающихся социальных процессов.

Нерациональность и неэффективность сложившейся в настоящее время управленческой ситуации проявляется в известном противостоянии центра и органов местного самоуправления, низкой управленческой культуре, коррупции органов государственного управления, тактики выжидания последних в принятии быстрых управленческих решений, слабом контроле за исполнением принятых решений, работе в режиме «затыкания дыр» вместо стратегического планирования, ориентации на старые управленческие технологии, отсутствии адекватной реальности методологии преобразований и управления ими и методики социального конструирования и т.д. Включение в глобальные процессы, сопряженное с усилением социальной динамики, ее непредсказуемостью принципиально меняет сферу, подлежащую государственному управлению. В такой сфере эффективно могут функционировать органы, сложность организационного устройства которых соответствует сложности управляемой сферы, т.е. позволяет своевременного и эффективно отвечать на ее вызовы нестандартными решениями. Это предполагает ориентацию на использование новейших социальных технологий в управлении, обладающих большими инновационным потенциалом. Использование же таких технологий невозможно вне правового государства, в котором принципы демократии лишь декларируются, но реально не используются, где отсутствует общественный контроль за использование социальных технологий в управлении и где средства массовой коммуникации работают в режиме интересов отдельных социальных групп, а не общества в целом.

Есть еще одна сфера государственного управления, требующая повышенного внимания. Следствием глобализации является массовая миграция населения, сопряженная со многими негативными процессами (безработицей, обнищанием населения, отсутствием необходимого уровня его социальной защищенности и т.д.). В этих условиях традиционные формы государственного управления мало эффективны. Поэтому очевидно, что в этой сфере структура государственного управления нуждается в таком совершенствовании, которое позволило бы изыскивать средства для сохранения социальной защищенности из разных источников (государственных – центральных, региональных и местных, а также негосударственных). Отсутствие своевременных мер по улучшению качества государственного управления в этой сфере будет приводить к еще большему обострению положения в ней.

Итак, глобализация есть объективный процесс. Современный мир не един во многих отношениях. Глобализация выражает историческую тенденцию к единству, игнорировать которую бессмысленно. Опыта решения проблем, связанных с глобализацией, нет. Здесь нужен поиск новых подходов. Важнейшей задачей является поиск таких путей включения в процесс глобализации, который обеспечил бы не только сохранение страной своей идентичности, но и занятие лидирующих положений в нем. Поэтому совершенствование государственного управления должно осуществляться с учетом вызовов со стороны глобализации. Включение в процесс глобализации с учетом национальных интересов возможно лишь при ориентированной на них власти.

Список литературы

[1] Соловьев В.С. Соч.: В 2-х т. Т. 1. – М.: «Мысль», 1988.

[2] Фукуяма Ф.Главенство культуры // http: // www.liberal/ru/article.asp?Num=42@print=1

[3] Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. – М.: «Прогресс-Академия», 1992.

 

 
Понравился ли Вам сайт
 

 

Яндекс цитирования

Союз образовательных сайтов

Рейтинг@Mail.ru

 

Home Главная Научная работа - социология Статьи по социологии А.Н. Кочергин. Социальная мимикрия и государственное управление в современной России